Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

История. Финансовый кризис. 1820-1840

Запись опубликована FAMILY TRADITIONS | INVESTMENT RESEARCH. Пожалуйста оставляйте свои комментарии тут.

Не смотря на то, что первые финансовые кризисы конца XVIII и начала XIX века зачастую мало изучены, нельзя отрицать тот факт, что они открывали и закрывали собой целые исторические эпохи. На протяжении четырех лет с момента окончания кризиса 1810-1820 гг. проходил бурный рост экономики государств по всему миру. Тем не менее, уроки предыдущих коллапсов не послужили достаточным примером, вследствие чего уже в 1825 году новый Английский кризис был в полном своем разгаре. Как и следовало ожидать, под его влиянием оказалась не только Великобритания, но и другие западноевропейские страны: по всему континенту стремительный экономический рост сменялся катастрофическим падением.

В предшествующие годы огромный толчок получила английская торговля и промышленность, уже в 1825 году объемы выпускаемой промышленной продукции были на треть больше, чем в 1820 г. Стремительно рос и объем экспорта, увеличившийся после кризиса на 14%.

Сразу же после окончания Наполеоновских войн континентальная Европа оказалась недостаточным по своему объему рынком для британских товаров. Основой сложившейся ситуации был протекционизм со стороны государства: теперь товары имели довольно сильных конкурентов, не спешивших сдавать свои позиции. Великобритания сама подавала пример: чего только стоили ее законодательно созданные таможенные преграды и постоянно обновлявшиеся «хлебные» законы. Многие аналитики сходятся во мнении, что это было результатом затянувшейся войны, а другие соглашаются с версией длительного и глубокого кризиса.

После стремительного роста предложения на хлебном рынке в 1820-30 гг. последовало не менее стремительное падение цен на этот товар. Потребление слоев, в той или иной мере связанных с доходами с с/х, начало снижаться, а потребление промышленных товаров продолжало увеличиваться. Реальная заработная плата в Европе по сравнению с предыдущим десятилетием также была значительно выше. Однако в 1824-1825 годах она сократилась почти на 40%. С расширением использования машин проходило повсеместное сокращение числа работающих ремесленников, снижалась себестоимость продукции, индустрии Великобритании были необходимы новые внешние рынки.

Наиболее масштабный рост производства машин датируется 1820-ми годами. Однако не многие понимают, что в то время большинство выпускаемых устройств собирались в необорудованных для этого мастерских. Зачастую такие компании были просто завалены заказами, потребности национальной экономики в металле и машинах стремительно возрастали. К тому же активно развивалось строительство металлургических заводов, угольных рудников и предприятий машиностроения. Большинство этих отраслей изначально ориентировалось только на внутренний рынок. Период был также отмечен тенденцией к росту в государстве доли производства самих средств производства.

Не смотря на всю тяжесть пережитого кризиса, в Англии не было нехватки денежного капитала. После 1819 года увеличился приток драгоценных металлов, через три года Английский банк вновь возобновил свободный обмен банкнот на золото, банковский капитал усиливался, кредиты продолжали прокладывать дорогу новым товарам.

Разрыв большинства латиноамериканских колоний с бывшими метрополиями стал причиной укрепления позиций Великобритании в регионе. Не смотря на то, что Испания и Португалия неоднократно обслуживали английские интересы, Британия продолжала активно содействовать вытеснению этих стран с континента. Обретенная независимость обеспечивала латиноамериканским странам возможность самостоятельного выбора экономических стратегий, устранялись введенные ранее бюрократические преграды. Вследствие новой политики усиливалось влияния государства в регионе, возрастала отраслевая и финансовая зависимость новых стран. В новом десятилетии значительная доля английских промышленных товаров предназначалась именно для внешнего рынка.

По словам известного советского экономиста Льва Мендельсона, «внезапное открытие новых рынков, стремительное расширение вывозимых товаров и капитала в Южную и Центральную Америку сыграло немаловажную роль в развитии промышленных отраслей в Англии в 1823-25 гг.» По сравнению с предыдущими годами экспорт товаров удвоился, превысив отметку в 6 миллионов фунтов стерлингов (3 млн. в 1823). В большинстве случаев подобный экспорт должен был оплачиваться английским золотом, потоки которого полились в Европу еще до обретения колониями своей независимости.

В августе 1825 года в Times была опубликована интереснейшая статья, в которой открыто признавалось, что «практически всеми новыми государствами Америки происходил заем денежных средств в Англии. В первую очередь они направлялись на завоевание независимости и консолидацию своего общественного строя. Армия и флот держатся за счет Британских займов, а португальская и испанская монархия были повержены Биржевым переулком. Колумбия, Мексика, Буэнос-Айрес, Бразилия и Чили – все они должники Английского банка или маклеров иностранных бумаг… Все обладатели южноамериканских бумаг должны осознавать всю рискованность этой покупки. Тем не менее, каким бы ни был доход лондонских купцов от этих займов, не подлежащим сомнению остается факт значительного поощрения Английской промышленности и приучения новых стран к британскому рынку».

В отличие от экономической, внешняя политика государства не претерпела никаких кардинальных изменения. Главный принцип оставался неизменным: поменьше перемен в Старом свете. Понимая все возможные негативные последствия, руководство страны не поддержало буржуазные революции в Италии и Испании, не последовало никаких реакций относительно либерального восстания 1826 года в России.

Тем не менее, бурный экономический подъем 1825-1826 гг. в Латинской Америке обернулся кризисом для Англии и континентальной Европы. Как и следовало ожидать, обвал на рынке помог выявить слабые стороны и способствовал новому росту. С его окончанием второе рождение переживали паровые станки, значительные нововведения ожидали ключевые индустриальные отрасли. Например, во Франции общая мощность паровых машин с 1815 по 1826 год увеличилась с 374 до 6329 лошадиных сил. Активное применение новых технологий продолжалось и в других странах.

В 1823 году в Европе стремительно развивались практически все отрасли промышленности. Однако большим ожиданиям буржуазии не суждено было сбыться, с ними покончил кризис, ударивший по всем странам, в которых на протяжении предыдущих 4 лет наблюдался экономический рост. Масштабное перепроизводство приобрело всеобщий характер. Первыми ласточками было перепроизводство в британской хлопчатобумажной промышленности. Будучи одной из основных отраслей мировой экономики, после обвала начался спад по всем сегментам рынка без исключения. Вскоре выяснилось, что перепроизводство было всеобъемлющим, а кризис превратился в мировой.

К концу 1826 года ситуация в английской экономике сменилась с кризисной фазы на депрессию. Новый этап оказался значительно более длинным, чем предполагалось. Небольшая положительная динамика, наблюдавшаяся в английской торговле в 1828 году, уже через полгода обернулась очередным переполнением рынков. В последующие несколько лет ситуация в индустрии практически не менялась, подавляющая часть отраслей находилась в угнетенном состоянии. В этот период в Европе произошли две победоносные революции – в Бельгии и во Франции. В это же время лионские ткачи, доведенные спадом в экономике до предела выживания, подняли вооруженное восстание. В 1836 году начался очередной финансовый кризис.

Небольшой экономический подъем в начале 20-х годов XIX века явно указывал на проблемы со сбытом товаров и отсутствие какой-либо стабильной политики расширения мирового рынка. Повсеместное перепроизводство продукции достигло немыслимых масштабов, а для избегания каких-либо потрясений необходимы были новые рынки сбыта. Все понимали, что внутренний рынок развивается недостаточно быстро, он зависел в первую очередь от расширения экспорта.

К моменту нового кризиса в большинстве европейских государств буржуазией было ясно выучено это правило. В 1830 году началось французское завоевание Алжира, играя на войне Египта с Османской империей, усиливалось влияние в северо-восточной Африке. С согласия Англии, Россия поддерживала разваливающуюся турецкую державу, Франция не переставала вмешиваться в испанские дела. На Пиренеях назревала революция и гражданская война, Бельгия изо всех старалась избавиться от зависимости со стороны Нидерландов. Все больше государств старались расширить свое влияние. Повсеместно создавались новые колонии, в которых организовывались зависимые рынки. Активно шло освоение Англией новых территорий в Австралии и Океании.

В результате кризиса 1836-1837 гг. обострилась конкуренция между вновь появившимися фабриками с новым оборудованием и старыми компаниями. Не смотря на то, что кризис был менее разрушительным, чем его предшественник, он также затянулся на несколько лет. В ожидании скорого окончания спада в экономике в 1840 году развернулись многочисленные сырьевые спекуляции, однако наметившиеся тенденции не могли вытащить промышленность из угнетенного состояния. Новый кризис 1841-1842 гг. в наибольшей степени задел металлургию и строительную отрасль, увеличилось количество банкротств компаний, работающих в хлопчатобумажной промышленности.

Выход Великобритании из этого коллапса совпал с окончанием Первой опиумной войны. И даже не смотря на провал операции по захвату Афганистана, прорыв на китайском рынке обеспечил необходимый результат. Итог – новый импульс для возобновления остановленного производства и окончание кризиса в Германии, России, Франции и Соединенных Штатах. Английские военные успехи добились, казалось, невозможного – открытие новых рынков перезапустило мировую экономику.

Максимально интенсивное использование Британией своих колониальных территорий обеспечивало постоянный экспорт товаров в Африку и Азию. Не в силах изменить тенденцию снижения количества вывозимых в Европу товаров, на протяжении всего периода с 1820 по 1840 гг. английская политика старалась расширить внешние рынки. Достижение этих успехов стало залогом экономического роста и стабильности.

Рассматриваемые два десятилетия также были ознаменованы стремительным разорением ремесленников: под натиском машинного производства росло повсеместное оттеснение ручного труда. Текстильная промышленность становилась новым лидером по темпам экономического развития, механизация труда постепенно охватывала и процессы создания самих средств производства. Шаг за шагом, уверенно, в мире создавалась целая индустриальная база для производства новых машин.

К результатам кризисов перепроизводства 1820-1840-х годов можно отнести снижение производственных издержек и сокращение заработных плат. К их заслугам можно также отнести создание условия для революций. К аналогичным последствиям приводили и кризисы конца XVIII и обвал в экономиках наиболее развитых стран в 1810-1820 гг. Следует отметить, что последний большой кризис был вызван резким падением спроса. Во время первой фазы кризиса 1810-1811 гг. стремительное перепроизводство обернулось ростом предложения. В описанных в этой статье финансовых кризисах можно наблюдать аналогичное развитие событий. Идентичной была даже фаза спекулятивного бума после 1-го кризисного натиска, свидетельствовавшая о постоянном наличии свободных денежных средств.

С 1820 по 1847 год в Англии инвестирование в строительство железнодорожных путей всякий раз уменьшалось с началом кризиса и увеличивалось с его окончанием. Создание совершенно новой системы сообщений в полной мере отвечало требованиям промышленности того времени, но, в отличие от открытия новых рынков, не могло стать антикризисным средством.